Молодая звезда военной драмы «Спасти Ленинград» рассказал о том, как готовился к первой большой роли в своей карьере, травмах, полученных на съемочной площадке, и родственных связях.

 

 
 
 
 

В это воскресенье в прокат выходит военная драма «Спасти Ленинград», рассказывающая о людях, пытавшихся осенью 1941 года на непригодной для плавания барже спастись из блокированного фашистами города по Ладожскому озеру и потерпевшими крушение. Главные роли в фильме сыграли дочь Анастасии Мельниковой, которой на момент съемок было всего 15 лет, и внук Андрея Миронова — Андрей Миронов-Удалов. И если для Марии картина стала дебютом, то Андрей уже успел поработать и в кино, и в театре. После выпуска из театрального молодого человека приняли в театр имени Вахтангова, но 26-летний актер старается развиваться во всех направлениях. Корреспондент «Вокруг кино» встретился с ним накануне премьеры фильма «Спасти Ленинград» и поговорил о съемках в этой военной драме, а также расспросил о творческих планах, учебе у Павла Лунгина и, конечно, знаменитом дедушке, с которым, к сожалению, Андрею так и не удалось познакомиться лично.

 

— По словам режиссера фильма «Спасти Ленинград», Вас команде посоветовали. Когда они на Вас вышли и предложили главную роль, как отреагировали?

 

— Когда я получил сценарий фильма «Спасти Лениград», меня зацепило… Мне захотелось понять, как молодая светлая энергия сталкивается с адом и как она реагирует на это. Ведь тогда молодые ребята-солдаты еще не знали, что война будет длиться пять лет и какой трагедией обернется, они еще не чувствовали всей опасности, хотя немцы уже и атаковали с воздуха, и верили в быстрый исход. И вдруг встреча лицом к лицу с энергией зла и адовой силой разрушения. Будто два луча светлой и темной энергии сошлись! Мне было интересно прожить это.

 

— А не было изначально диссонанса между тем, кого Вам предстояло сыграть – передать эту молодую, светлую энергию – и Вашими собственными знаниями о том, к чему приведут все эти события? Не мешало полноценно погрузиться в историю?

 

— Уметь дистанцироваться от этого знания – часть моей профессии. Я играл «сегодняшний момент» – начало сентября 1941 года. У меня есть определенные обстоятельства: незнание того, что произойдет дальше и сколько продлится война. Но я должен был иметь представление о том, как тогда жили артиллеристы, чему их учили, о чем они говорили и думали в начале войны. Я даже пошел в артиллерийский музей в Санкт-Петербурге, что, правда, мне не очень помогло, потому что гид больше рассказывала о ружьях, пушках и танках, в то время как меня интересовали более бытовые вещи. Что мне действительно помогло, так это записки артиллеристов того времени. Я прочитал их, а также военные документы тех лет.

 

 

 

 

— Расскажите немного про сами съемки – в фильме очень много сцен, где героям предстоит противостоять стихии, на них то и дело обрушивается толща воды… Сильно изматывали такие эпизоды или со временем их стало проще переносить?

 

— На самом деле водосбросы — это было очень весело. Помню, в один из последних съемочных дней нас с Гелой Месхи и Сеней Раевской потоком сбило с ног. Это было мощно! В кадре видно, что стояли три фигурки, пошла вода – и никого не осталось. Кстати, этот эпизод вошел в фильм. Нам повезло, что мы не ударились ни обо что. Конечно, у нас была замечательная профессиональная команда каскадеров, которая сначала отрабатывала опасные сцены. Но однажды во время съемок я не закрыл лицо, как требовалось, и пиротехнический заряд взорвался и поцарапала мне ухо. Несколько следующих дней опасался играть подобные сцены и непроизвольно отшатывался в кадре. А моему герою это было просто противопоказано! И в один из дней я увидел как Гела Месхи подобную ситуацию отработал мастерски, по-отцовски. (Улыбается.). После этого я ни разу не отвернулся в кадр

 

— И такая ситуация все равно не отбила желание выполнять все трюки в кадре самостоятельно?

 

— Нет, ведь это приключение и экстрим – веселый и захватывающий.

 

— «Спасти Ленинград» смотрится как фильм-катастрофа. В момент съемок у Вас уже было представление о том, каким масштабным в итоге получится кино?

 

— Вообще нет! Я абсолютно не представлял, как это будет выглядеть на экране! Мне Алексей Викторович показывал какие-то куски из фильма, у меня потихоньку начинала складываться картинка, но все равно она была очень приблизительная.

 

— В одном из интервью Вы говорили, что хотели бы попробовать себя в режиссуре…

 

— Я учусь сейчас у Павла Семеновича Лунгина на режиссерских курсах. Стараюсь совмещать их со съемками в кино и работой в театре. К сожалению, у меня мало времени, чтобы учиться, но я пытаюсь какие-то работы все равно сдавать. И я постараюсь выдержать два года в таком режиме. Я сейчас на контракте в театре (Андрей сразу после выпуска был принят в труппу театра Вахтангова, где когда-то мечтал работать его знаменитый дедушка. – Прим. ред.). Посмотрим, ничего не загадываю. Может так случиться, что я и… Не знаю, короче

 

— А с жанром уже определились – какое кино хотели бы снять в первую очередь

 

— Мой жанр – трагикомедия.

 

 

 

 

— В фильме «Спасти Ленинград» Вы сыграли свою первую главную роль в карьере. После выхода картины на экраны скорее всего придет если не массовая популярность, то хотя бы будут узнавать на улице. Не боитесь сравнений со знаменитыми родственниками – дедушкой Андреем Мироновым или мамой Марией Мироновой?

 

— Наверняка будут сравнивать. Но мне это просто неинтересно. Это совсем не в моей компетенции. Ну, будут обсуждать, спорить, писать комментарии…. Но меня это мало трогает.

06:57 02.03.2021·Редакция· Константин Беловожский
ПОПУЛЯРНОЕ
Интересное в интернете
Интересное в интернете
Популярное
Популярное в разделе
КАРТИНА ДНЯ
ВАЛЮТА